до открытия Олимпийских игр в Пекине осталось

--

дней

10 лет трагедии. Светлый Руслан. За Салея до сих пор больно

10.09.2021

Тот почти по-летнему теплый день 7 сентября запомнится надолго. Ни с того ни с сего телефон раскалился докрасна. Сообщения и звонки сыпались беспрерывно. Самолет. Авария. Пожар. “Локомотив”. Салей. 43 жертвы.

Ярославский клуб вылетал на матч первого тура КХЛ в Минск против “Динамо”. Состав, как говорили специалисты, был одним из самых мощных в истории. Цель — Кубок Гагарина. В заявке целая россыпь звезд. Но даже среди них выделялся наш легендарный капитан национальной сборной Руслан Салей. Он решил перебраться из НХЛ в КХЛ и осесть в Ярославле. Цель ясна: выступление в сильной команде, гораздо более продвинутая подготовка к чемпионату мира в Минске, затем Олимпиада в Сочи. К дому ближе — проблем меньше. Руслан получал удовольствие от атмосферы в новой команде, отношения к себе. Тем более что родной Минск почти под боком — в любую свободную минуту срывался на родину и проводил время в кругу близких ему людей.
Белорусский болельщик радовался возможности видеть любимого хоккеиста не урывками, а часто, тем более на “Минск-Арене”. А здесь такой шикарный подарок — матч-открытие сезона. Салей против “Динамо”. Билеты разошлись, как горячие пирожки в обед. Многие предвкушали праздник. Однако ему не суждено было состояться. Случилось страшное. Самолет с хоккеистами и персоналом общим количеством почти полсотни человек, едва оторвавшись от грунта далеко за взлетной полосой, рухнул на землю. Страшный взрыв и моментально вспыхнувшее пламя. Они уничтожили людей почти мгновенно. Заживо в салоне сгорели 43 человека. Чудом из пылающего лайнера выбросило двоих: хоккеиста Александра Галимова и бортинженера Александра Сизова. Игрок через пять дней скончался в больнице — было поражено более 80 процентов тела. Технический работник чудом выкарабкался с того света.
Среди погибших были наши земляки. Только что пробившийся в основной состав талантливый Сергей Остапчук, тренер по физподготовке Николай Кривоносов и Руслан Салей. Его достали из-под обломков и трухи последним. Ярчайшая карьера прервана на самом пике. Сколько тысяч людей в ту ночь так и не смогли даже посмотреть в сторону подушки. Огромная часть планеты погрузилась в слезы и плач...
Он был настоящим. Честным, справедливым, открытым. Салей поэтому и пользовался практически безграничным уважением любого болельщика. Из-за этой светлой улыбки, открытости во взгляде, умения выслушать любого собеседника. Он стал настоящим олицетворением именно человечной звезды — мастер, которому поклоняются многие, но который не взобрался на самый олимп собственного ампломба. Наверное, потому что всего добился сам. Через собственный пот и труд. И который знает, как важно любому простому человеку внимание. Поэтому в общении не отказывал никому.
И вот уже десять лет его с нами нет. Выросло целое поколение, которое постигало азы мастерства, видя живой пример Салея перед глазами. Сегодня мы хотим познакомить более молодых людей с самой яркой нашей звездой в НХЛ. Слово его друзьям, родным и близким.

Эдвард МИЛУШЕВ, первый тренер
— С шести лет с ним работал, только потом, когда в “Юности” создавался спецкласс, он с другими ребятами 1974 года рождения перешел туда. Очень способный мальчишка был. Отличные физические данные, а самое главное — стальной характер. Железный, дисциплинированный хоккеист. Помню, играли турнир в Новосибирске. За третье место — поединок с Челябинском. А у них парень на год старше всех, ему уже 16, а самое главное, уже на подходе к основе московского “Динамо”. Я к Руслану перед игрой: удержи его. Что вы думаете: на площадке форварда никто не заметил. А до этого он по четыре-пять шайб за матч забрасывал. Такой наш Салей. Нам повезло поработать вместе. Плюс тогда очень хорошее руководство у нас в ДЮСШ было. Все условия: лед два раза в день, летний лагерь, баня, тренажеры, когда хотим. Из той моей плеяды двенадцать ребят попали в команды мастеров, еще столько же предпочли пойти своей дорогой. Руслан и вовсе заблистал в НХЛ.

Тамара САЛЕЙ, мама
— Он на первых порах “заболел” картингом. Летом посетил два занятия. А потом в сентябре начался учебный год. Ездить нужно было в Зеленый Луг — не близкий свет. Тем более осенью темнеть стало рано. По моим совету и рекомендации записался на хоккей. Приходилось тяжело: подъем в шесть утра (нужно успеть на автобус), в семь первая тренировка, затем занятия в школе, поездка домой, выполнение домашних заданий.
Руслану игра нравилась, хотя мы не думали, что это надолго. Тренеры ДЮСШ его хвалили, отмечали, что не любит никому уступать, у него есть характер, и он боец по натуре. В итоге оказался во взрослом хоккее. Немного поиграл в чемпионате Беларуси, отбыл в Америку. Конечно, мы, родители, были в шоке. По ту сторону океана, совсем еще мальчишка, без языка, знакомств. Ну разве его отговоришь? Если уперся, то все. Язык Руслан выучил быстро: включал телевизор и смотрел американские фильмы. Схватывал все на лету. Америка ему сразу понравилась. Говорил: мне здесь комфортно. Помню, после игры едем — машину останавливают, просят автограф. Но и о родной сторонушке никогда он не забывал. Всегда отмечал: “Мне дома хорошо, у меня много друзей”. Не было ни одного года из тех 17 лет, проведенных в США, чтобы Руслан не приезжал в Беларусь. Всегда говорил, что обязательно в конце карьеры вернется и будет работать только здесь. Уверял, что жена и дети от этой идеи в восторге.

Михаил ЗАХАРОВ, тренер
— Руслан Салей — отличный пример того, что можно достичь любую высоту, если сильно этого хочешь. Всего добился сам, своим потом и кровью, никогда не жаловался ни на тренеров, ни на партнеров. И вырос в настоящую звезду НХЛ.
Никогда не забывал родину. В Минске у него квартира и дом. Это здание со мной по соседству, рядом еще Леша Калюжный. Всегда собирались у меня. Не могли наговориться. Столько фотографий осталось в телефоне — не счесть. Мы с ним еще 28 августа 2011 года здесь встречались, а затем он улетел в Ярославль. Лучше бы этого не делал…
Он во всем преуспел. Не только в хоккее. Семья у него замечательная. Жена — просто чудо. У них в гостях было уютно. Хотя и трое детей. Но супруга со всеми домашними хлопотами справлялась сама. Никого никогда не нанимали. А еще Бетэнн прекрасно готовит. Я был просто поражен в первый приезд. На столе — борщ, тефтели, пюре и салат с помидорами. Ничего себе! Все родное. Видя мои глаза, Бетэнн показывает книгу на английском. Мол, ничего сложного, здесь все сказано. Правда, все, что готовила нам, сама не ела. Не подумайте ничего плохого. У нее в приоритете японская кухня.
Отмечу и очень приятную традицию в семье Салея. Только самые близкие встречали его в аэропорту, когда он прилетал из Америки. Меня даже ни разу не было. Сразу по прилете — обязательный ужин в кругу семьи. И только потом встречи с друзьями.
Он изначально перед переходом в Ярославль хотел в Минске играть. Однако не сложилось что- то. Тогда в последнем разговоре со мной он сказал: “Михалыч, я все равно последний матч на площадке проведу в форме “Юности”. Даже если мне будет 45 лет. И ты выйдешь. Хоть две смены, но сыграем”.
Профессионал с большой буквы. Как он тренировался, как относился к хоккею! Посмотрите, как он раскачался. Старший брат — крепкий мужик, но Руслан раза в три больше: грудная клетка, шея мощная. Представьте: он ровно на неделю приезжал в Минск отдохнуть — и каждый день тренировался по три часа.
Всем бы поучиться у него. Таких игроков в Беларуси просто нет. Пусть не обижаются остальные. Классический случай перед Олимпийскими играми в Ванкувере. Осенью у Салея тяжелая травма, несовместимая с хоккеем, как говорят. Как-то утром звонок из Америки. Мол, рассчитываешь на меня? У меня глаза на лоб полезли. Какой хоккей? Он в ответ: на такой старт я даже на одной ноге приеду. И справился с последствиями травмы.
Обидно, что Кубок Стэнли не выиграл. Был в финале с “Анахаймом”, однако стоило уйти, клуб сразу завоевал трофей. Обидно очень. Я говорил ему: “Умный парень, но в тот год ты такую глупость сделал, не угадал! Надо было за любые деньги в клубе оставаться”. Он соглашался.

Александр ДАНИЛЕНКО, друг
— Это у него занозой в сердце сидело. Но он сделал такой выбор. И, знаю, никогда не жалел. В “Анахайме” все было заточено под хоккей. На это настроены все — от уборщицы, до физиотерапевта. Но Руслан говорил, что “Детройт” его просто потряс. Некоторые вещи — просто за гранью понимания. Большой клуб, большие задачи. Однако Кубок Стэнли ему и команде тогда не покорился. Он часто приводил в пример картину после проигранного финала с “Анахаймом”: “Захожу в раздевалку, а там тридцать бородатых мужиков плачут”. Это стоило видеть. Однако трофей сидел занозой в сердце, хоть виду и никогда не подавал. Он ко многим жизненным вещам относился философски. Кроме выступления за сборную. Это было для него святое.

Александр ТУГОВ, друг
— Я когда был в Америке, всегда останавливался у него. Дом — полная чаша. Руслан — счастливый глава семейства, прямо весь светился от счастья. Бетэнн, как мотылек, порхает возле них. Приятно смотреть на такую идиллию. Это на площадке он преображался в бойца и воина, а дома был таким пушистым и добрым медвежонком. В том составе “Анахайма” Руслан стал лидером и лучшим защитником. А как его боготворили болельщики! Он давал мне свою машину для поездок — сам был то на тренировке, то на выезде. Так проехать сложно. Болельщики то и дело тормозят: Салей едет! Издали ведь не видно, кто за рулем.

Олег ШЕПЕЛЬ, друг
— Он никогда не страдал высокомерием. Для Руслана всегда на первом месте было отношение к нему людей. Он очень уважал простых болельщиков. Мы с ним впервые познакомились, когда решили провести в Быхове акцию “Спортсмены детям”. Выслушали все пожелания. Прибыли в Минск. На следующий день Руслан уже у меня на пороге, протягивает деньги, надо, мол, все купить. Вот такой человек. Для него всегда чужое горе было как свое. Всегда проникался людскими неудачами и горестями. Однажды удивил всех на одной из акций, когда спортсмены предстали в разных ипостасях на кухне. Салей отлично справился с ролью бармена.


Сергей Лисичкин, "Прессбол"

Поделиться:

Интернет-ресурсы

Разработка и поддержка сайта:
Группа компаний «ЦВР «ОКТЯБРЬСКИЙ»