Министерство спорта и туризма Республики Беларусь
Одно окно
 220030, г. Минск, ул. Кирова, 8, кор. 2
(017) 2004966; 327-76-22 (факс) 
info@mst.gov.by; tourism@mst.gov.by
 
Главная / СМИ о нас

Случай под водой

 

«Конечно, паниковала! Но медлить и тем более истерить нельзя было. Даже на девчонок прикрикнула, чтобы те не визжали, приказала вызвать скорую, — Ирина старается говорить спокойно, но голос все равно предательски дрожит. — А дальше будто картинки из учебника по оказанию первой помощи перед глазами промелькнули. С трудом разжимаю челюсть. Кстати, чуть пальца при этом не лишилась: врачи потом сказали, что мне просто повезло — всего лишь повреждена суставная сумка и прокушен нерв. Затем 2—3 раза энергично надавливаю на грудную клетку, качаю, делаю искусственное дыхание, опять надавливаю, качаю. И еще, и еще... Ксюша начинает дышать, открывает глаза, пытается что-то сказать — слава тебе, Господи! Жива!»



Это была обычная тренировка юных синхронисток — учащихся Республиканского государственного училища олимпийского резерва. Вернее, не совсем обычная — одна из последних перед уходом на каникулы. 12 девчонок в возрасте 13—15 лет и их тренер Ирина Лимановская. В недавнем прошлом — профессиональная спортсменка, мастер спорта международного класса, участница Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро, финалистка нескольких чемпионатов мира, шестикратная абсолютная чемпионка Беларуси. В самом конце занятий решили устроить небольшое соревнование: кто дольше проплывет под водой с задержкой дыхания. 

В общем-то ничего необычного: в синхронном плавании это одно из главных умений. Детей, которые приходят в этот вид спорта в 5—6 лет, в первую очередь учат плавать, во вторую — не дышать под водой. Они даже регулярно специальный норматив по задержке дыхания сдают. В результате многолетних тренировок объем легких у профессиональных спортсменок становится больше стандартного приблизительно в два раза. Опытные синхронистки могут задерживать дыхание более чем на 4 минуты. 

Лимановская сразу же определила: упражнение выполняют не все — только те, кто хочет и может, но строго по одному. Остальные располагаются в воде вдоль бортика либо на нем сидят. Ирина вспоминает: «Первая девочка преодолела под водой 120 метров. Вылезла: «Мне так легко было». Вторая проплыла 60 метров. Тоже молодец. И третья, и четвертая. Все в порядке. Но тут я смотрю, что очередная девочка как-то медленно всплывает — насторожилась, контролирую, она выныривает: 

— Все нормально? 

— Да.

— Все выходим, заканчиваем тренировку.

И тут я понимаю, что дети как-то не так реагируют.

— Что случилось?

— Там Ксюша Щепалова на дне…

Потом выяснилось, что, никого не предупредив, одна из девочек решила потренироваться самостоятельно у другого бортика. Как затем рассказала сама Ксения, она проплыла под водой примерно метров 40, почувствовала, что сил еще предостаточно, настроилась преодолеть 90, и вдруг — провал…


А дальше образовалось несколько звеньев из людей, их своевременных и правильных поступков, которые замкнули цепь по спасению человека. 

Звено первое: Настя Добровольская — подруга по команде, которая обнаружила пропажу Ксюши. Быстренько нырнула и увидела, что Щепалова медленно, как-то обмякнув всем телом, погружается на дно. Именно Настя начала вытаскивать Ксению на поверхность.

Звено второе: девчата из команды. Не растерявшись и не запаниковав, не мешая друг другу, они слаженно подхватили Щепалову и подплыли с ней к бортику (благо у синхронисток есть профессиональное понимание, что и как делать при коллективной работе, отработанные навыки).

Звено третье: тренер, которая сохранила самообладание и не бросилась очертя голову в воду, расталкивая спортсменок и внося сумятицу, а осталась у борта, чтобы достать Ксюшу и оказать ей первую помощь.

— Меня до сих пор не отпускает эта ситуация, картинки и звуки по-прежнему проносятся в голове. Помню, прикрикнула, чтобы расступились и дали возможность раздышаться. В центре «Фристайл» всегда высокая влажность и очень душно. Действовала скорее интуитивно. В больнице, куда поехала вместе с Ксюшей, врачи потом похвалили за то, что все сделала верно, даже на грудную клетку надавливала правильно, не переусердствовала, ничего не сломала, — рассказывает Лимановская.

Из машины скорой помощи она дозвонилась Ксюшиной маме. Та, естественно, в слезы, в крик. Ирина как могла успокоила, сказала, что худшее позади, угроза миновала, а саму колотило от нервного напряжения. В больнице сделали снимок, взяли у Ксении анализы, установили, что никаких тяжелых последствий для молодого организма нет. Там же девочка призналась, что с утра не позавтракала. Специалисты предположили, что именно поэтому резко упал уровень глюкозы в крови.

На следующий день, когда все немножко успокоились, Ксению выписали из больницы, Лимановская вновь разговаривала с ее мамой, и та поблагодарила и девчонок, и тренера за спасение дочери. А еще через день Ксюша в сопровождении мамы и папы пришла к подружкам на тренировку, чтобы успокоить их и показать, что все хорошо. Те увидели ее в зеркале, завизжали, закричали, бросились обнимать. 

Ирина Лимановская уверена, что, несмотря на пережитое и естественный испуг, после каникул Ксения Щепалова вновь вернется в бассейн.

— Потому что есть время отойти от страхов. К тому же она — девочка с крепким характером. Настоящий боец.

В бассейне центра «Фристайл» они пережили не самые лучшие минуты в своей жизни, как сами говорят, изрядно перепугались, но все же не растерялись, не запаниковали, а сработали как настоящая команда. Как выяснилось, наши юные синхронницы не только умницы и красавицы, но и девчонки не из робкого десятка. Как признается Ирина Лимановская, с ними можно в огонь и, естественно, в воду.

Владимир НЕСТЕРОВИЧ, "Советская Белоруссия", 04.08.2020
Фото из личного архива Ирины Лимановской