Министерство спорта и туризма Республики Беларусь
Одно окно
 220030, г. Минск, ул. Кирова, 8, кор. 2
(017) 2004966; 327-76-22 (факс) 
info@mst.gov.by; tourism@mst.gov.by
 
Главная / СМИ о нас

Как закалялась сталь: белорусские спортсмены – участники Великой Отечественной войны

Как закалялась сталь


Время выбрало их: внезапно грянувшая Великая Отечественная война не делила людей по возрасту и профессиям, не смотрела на образование и характер, а, коварно ворвавшись в мирный быт, мобилизовала всех и каждого в единый ряд — выживать, сражаться и делать все, ради будущей победы. Стали под ружье и спортсмены: действующие, бывшие и будущие чемпионы. Многие из них составляли ударные батальоны отдельных мотострелковых бригад особого назначения (ОМСБОН). 

Эти спецгруппы активно содействовали развитию партизанского движения в тылу врага, разрабатывали и осуществляли разведывательные операции. История помнит немало имен выдающих советских спортсменов, олимпийских чемпионов и чемпионов мира, совершивших подвиг на полях войны. 

Это легкоатлеты братья Серафим и Георгий Знаменские, Владимир Куц, конькобежец Анатолий Капчинский, боксеры Николай Королев и Игорь Миклашевский, борец Григорий Пыльнов, легендарный тяжелоатлет Аркадий Воробьев, звезды советского хоккея и футбола — Николай Сологубов и Владислав Жмельков… Они, как и многие знаменитые белорусские спортсмены, сражались за Родину и внесли свой вклад в Великую Победу.

Стрелок-бомбардировщик с железными кулаками


Владимир Коган — имя для белорусского бокса культовое. Он — тот, кто составляет его славу, предтеча и учитель, воспитавший целую плеяду будущих чемпионов и тренеров. Уже в 17 лет Коган сенсационно стал чемпионом БССР среди взрослых, было это в 1937 году. Пытался замахнуться и на медали союзного первенства, но с наскока такую вершину взять не удалось. А затем случилась вой­на...

Владимир Львович прошел ее в качестве стрелка бомбардировщиков Ил-4 и Ту-2. В сентябре 1940 года Когана призвали в армию и направили в авиашколу в Омск. Мог ли он тогда предположить, что армейская жизнь перетечет в долгие версты войны, а вместо учебных вылетов ему придется совершать регулярные боевые? К слову, в Минске у него осталась молодая жена Вера, и она, оказавшись в оккупации, тоже не сидела сложа руки: работала в немецком госпитале и входила в одну из групп Минского подполья. 

15 лет назад на страницах «СБ. Беларусь сегодня» были напечатаны неизвестные страницы фронтовой биографии нашего великого боксера, снятые со старой магнитофонной ленты и нигде ранее не публиковавшиеся. 

Владимир Коган вспоминал:  

— Я провел 140 боев в ринге, а в летной книжке у меня значатся 140 боевых вылетов. И каждый мог быть для меня последним… Почти всю войну я провел в бомбардировочной авиации в качестве воздушного стрелка. Видел всякое. Как горели самолеты моих боевых товарищей, как бомбили колонны танков Гудериана под Москвой, воевал на Северо-Западном фронте, в Заполярье, участвовал в бомбардировках на подступах к Берлину. Был и над столицей Третьего рейха.

Между тем про спорт Коган не забывал даже на войне и любую свободную минутку использовал для любимого бокса, тренировок не прекращал.

— Спорт не раз помогал мне. И тут речь не только о физических кондициях, но еще и о внимании. Ведь только воздушный стрелок, находящийся с пулеметом в «фонаре», имел полный обзор. Помню, на Северо-Западном страшно били зенитки, но вдруг стрельба прекратилась, и я понял, что вот-вот в зоне появятся истребители. Я стал следить за обстановкой, и удалось заранее заметить самолет, открыть упреждающий огонь... 

Физподготовка реально помогала в полетах, а особенно тяжелы были вылеты в партизанские зоны. Боеприпасы сбрасывались по огням костров — на парашютах, а валенки, полушубки, тюки с продуктами я выбрасывал через свое стрелковое окно. И так — до восьми заходов над партизанской зоной, окруженной немецкими гарнизонами.

В последние два года войны жизнь на освобожденных территориях постепенно возвращалась в обычное русло. Возобновлялись в том числе и спортивные состязания. Центральные, конечно, проходили в Москве. В соревнованиях по боксу в апреле 1945 года волею случая довелось поучаствовать и Владимиру Когану, который вместе со своим летным экипажем прибыл в Первопрестольную за новым самолетом. 

— В один из первых дней приезда в Москву я столкнулся с украинским боксером по фамилии Шкода, которого знал еще в довоенное время. Он рассказал, что на стадионе «Динамо» боксеры готовятся к первенству Москвы. Попросил командира. Тот разрешил посещать тренировки. Больше месяца ходил в специализированный зал бокса. 

Руководил занятиями Анатолий Булычев, впоследствии заслуженный тренер СССР. Выступил я, на удивление многих, удачно. Победил чемпионов СССР Анатолия Степанова и Василия Чудинова, занял первое место и на следующий день уехал в свой полк. Утром даже успел купить несколько экземпляров «Правды» со спортивным отчетом и списком победителей.

Войну Владимир Коган закончил в небе над Берлином, а в Минск вернулся ­24-летним парнем. И всецело посвятил себя любимому боксу. Теперь для него начались другие бои — на большом ринге. В 1949 году он достиг своей цели и стал чемпионом СССР, а впоследствии воспитал целую обойму учеников и долгое время возглавлял сборную БССР. 


Папа Мирский


Еще один человек — легенда белорусского спорта, которого не обошла стороной война и который с честью вынес все испытания, — основатель белорусской школы борьбы Михаил Мирский, или просто Папа, как его уважительно называли все ученики. 

Он первым среди белорусских борцов получил значок мастера спорта СССР в 1938 году (до войны) и первым же удостоился звания заслуженного мастера в 1948-м (после вой­ны). В ­1952-м Мирский последний раз выиграл титул чемпиона БССР на соревнованиях в Бобруйске, закончил карьеру в 41 год непобежденным и перешел на тренерскую работу. Там достиг невероятных высот, подготовив целую плеяду блестящих спортсменов и столь же ярких, плодовитых на таланты преемников на тренерском поприще.

На фронт Мирский ушел добровольцем 23 июня. Защищал Москву, воевал в специальной группе фронтовых разведчиков, совершал вылазки в тыл врага, неоднократно добывал важных языков. Был награжден и ранен. 

В книге «Белорусские спорт­смены в боях за Родину» описан любопытный эпизод, участником которого оказался Мирский: «…На краю селения уцелел один небольшой домик. Здесь и собрались остатки взвода управления, где служил Мирский. Послышались яростный клекот автоматов, пулеметные очереди, какой-то топот на крыльце. Мирский рывком рванул дверь, выскочил на улицу. Прямо перед ним стоял фашистский солдат с автоматом. Рослый десантник смотрел уверенно и нагло. Потное красноватое лицо. Мундир расстегнут, рукава закатаны… 

Фашист чувствовал себя хозяином положения. Нажмет на спуск автомата и прошьет его вдоль и поперек свинцовой строчкой. Сработала хватка борца, реакция, выработанная годами тренировок и поединков. Бросок в сторону, удар ребром руки… Все это почти автоматически. Фашистский десантник корчится в судорогах, а в руках Михаила его автомат…»

Москва, Воронежский фронт, штурм крепости Бреслау… Выжил. Вернулся с боевыми наградами и еще более закаленным характером. С именем Михаила Мирского сегодня связаны все главные успехи белорусской греко-римской борьбы. В 1958-м сборная БССР стала второй в командном зачете на первенстве Союза, в 1959-м взяла бронзу, а затем в ­1960-м и золото! Тот год стал настоящим звездным часом нашей борьбы. 

Олег Караваев выиграл Олимпиаду в Риме, сборная Белоруссии стала чемпионом СССР в командном зачете, а в личном первенстве сразу четверо наших борцов завоевали золото: Олег Караваев, Николай Чучалов, Иван Коршунов и Сергей Залусский! Ушел из жизни Михаил Мирский в ноябре 1989 года в возрасте 78 лет. 


Моряк, атлет и журналист


Евгений Новиков — главная звезда белорусской тяжелой атлетики послевоенных лет. Как и все дети того времени — человек с непростой судьбой, которому довелось хлебнуть лиха. Родился на Тамбовщине в 1924-м. Тяжелое голодное детство, затем — война. Его призвали в 1942-м, когда шла самая отчаянная мясорубка. Служить отправили на Северный флот, определив на подводную лодку. 

Согласно статистике, только на этом участке боевых действий немцы уничтожили 23 советские подлодки, 13 из которых до сих пор считаются пропавшими без вести. Мог навсегда остаться безвестным и Евгений Васильевич. Торпедировав немецкий эсминец, наша лодка бревном легла на дно, выключив все моторы. По водной глади рыскала вражеская эскадра, сбрасывая глубинные мины. В лодке заканчивался кислород. Субмарине надо было всплывать, иначе экипажу грозила гибель от удушья. Вражеские корабли ждали добычу. 

Известный спортивный журналист Эдуард Ясный в своей книге «Власть над судьбой и над металлом» писал: «И вот на поверхности моря показались огромное маслянистое пятно, ветошь, кастрюли. Пятно медленно расползалось по воде, а ветошь и кастрюли медленно качались в небольших волнах, будто сигнализируя, что одна или несколько глубинных бомб попали в цель, и теперь со спокойной совестью можно уходить на базу. 

Однако задыхавшаяся лодка еще была жива. У нее даже хватило воли имитировать собственную гибель. Фашисты клюнули на этот крючок. Теперь шансы на спасение становились вполне реальными. Только бы всплыть, только бы найти для этого силы...» Силы нашлись. Всплыли. И победили. А дальше у моряка Новикова началось другое сражение — на спортивном помосте. 



За короткое время Новиков сумеет стать одним из лучших тяжелоатлетов СССР и абсолютно лучшим в Белоруссии, куда перебрался спустя несколько лет после войны. Он установит 24 рекорда СССР в супертяжелом весе, выиграет чемпионат Европы и СССР. 

Человек удивительной работоспособности, порядочный и, как большинство людей упитанных, классический добряк. Окончив карьеру, он не побоится начать жизнь заново, снова кардинально сменив сферу деятельности. В 1964 году Евгений Новиков возглавит редакцию спортивных передач республиканского телевидения и будет руководить вплоть до своей смерти, которая настигнет богатыря в ­1973-м. Скоропостижно и неожиданно. До 50-летнего юбилея Евгений Васильевич не дотянет совсем чуть-чуть.


Шпаги звон и свист снарядов


Те, кто лично знал Германа Бокуна и кому довелось поработать под его чутким руководством, убеждены, что фигуры подобного организаторского таланта, понимания специ­фики руководства и знания людей в нашей спортивной ­отрасли за всю ее долгую историю не было. Бокун 13 лет (1964—1977) проработал заместителем председателя спорткомитета Белоруссии, отвечал за спорт высших достижений. 

И все тогдашние успехи наших атлетов на Олимпиадах (22 золотые медали!) — это в том числе и его немалая заслуга. Недаром эти годы называют золотой эпохой белорусского спорта. Кстати, трудился Бокун под началом легендарного партизанского комбрига Виктора Ливенцева, Героя Советского Союза, который двадцать лет возглавлял Комитет по физической культуре и спорту при Совете Министров БССР.

Родился Герман Матвеевич в 1922 году в деревне Ясень Узденского района и на фронт попал 19-летним мальчишкой. Командовал зенитным расчетом на Ленинградском фронте, там же получил и первую боевую награду — «За оборону Ленинграда». В своей автобиографии Бокун писал: «В армии я все время находился в действующих частях, с 1941 по 1943-й защищал Ленинград, а потом по 1945-й участвовал в боевых действиях на 3-м Украинском фронте».


Александр Горбылев — снайпер, уничтоживший десятки фашистов.
DINAMO-MINSK.BY

Михаил Цейтин — бесстрашный воин и легенда акробатики.
ФОТО ИЗ АРХИВА «СБ»

Демобилизовавшись, поступил в институт физкультуры в Минске, занялся фехтованием и стремительно вошел в число сильнейших рапиристов СССР. В 1952 году даже стал участником Олимпийских игр в Хельсинки, но занял там только 25-е место. 

Знаменит он станет потом: о его организаторских способностях и тренерской чуйке ходят легенды. Став наставником, он вместе со своей супругой Ларисой Петровной воспитал многих наших прославленных фехтовальщиков. Он привозил, доставал, выбивал... Не щадил других, но не щадил и себя. Умер 8 марта 1977-го, не пережив инсульт…

Их очень много. Тех, кто ушел на фронт, участвовал в боевых действиях, был в самом пекле и в аду. Кто-то вернулся, многие — нет. Можно долго вспоминать и рассказывать, как воевали футболисты «Динамо» Дмитрий Матвеев и Михаил Бозененков, Владимир Ходин и Павел Мимрик. 

А как не упомянуть одного из основателей белорусской школы акробатики Михаила Цейтина, который входил в тренерский штаб знаменитого «Динамо»-1982, развивал ловкость у игроков — его вклад в легендарное золото очень велик. Михаил Ильич участвовал в финской кампании, воевал против фашистов, при обороне Ельца был ранен, едва не лишился ноги, но вернулся в бой — был начальником парашютно-десантной службы, командовал женской ротой воздушных радистов… 

А разве можно забыть легендарного начальника минского «Динамо» 1960—1990-го Александра Горбылева? Человека железной воли и характера, истинного офицера. На закате жизни Александр Иванович вспоминал о кошмарах военных дней, и от этих слов бежали по спине мурашки: «3 июля 1941 года загрузили нас в эшелон и отправили на запад. Попали в окружение. Из 2200 молодых пацанов в живых осталось 122. В первый день, вы вдумайтесь! Потом — бросили в бой. А что мы знали о гранате, о винтовке?! Сырая молодежь. Я что умел? В футбол играл, в хоккей... 

А тут смерть ходит рядом, и в глаза ей надо каждую минуту смотреть… В итоге я попал в снайперскую школу. Это не школа была даже, а спешно созданный отряд. Приступил к обучению. Разбор-сбор винтовки, ночные стрельбища, какие-то упражнения... На все ушло полтора месяца, тогда как полное обучение длится минимум полгода. И на фронт. 

Как убил первого немца? Случайно. Возвращаясь с товарищем с переднего края, попали под минный обстрел. Друга убило сразу. Мне же осколок попал в глаз. Как мог отстреливался. Попал. Но к октябрю 1943 года на моем счету было уже 46 фашистов…»

Они все, их жизни, доблесть и страдания, их подвиги, бесстрашие и раны — это мы сегодня, это наш день, наше солнце, радость, блеск медалей и улыбок. Смех наших детей, возможность смотреть в будущее и строить планы — это тоже их заслуга. Нельзя забывать о тех, кто нам такую возможность подарил. И мы помним. 
Современный спорт часто сравнивают с войной, с беспощадной битвой, которая идет на аренах мира и не прощает слабости. На кону — золотые медали, чемпионство и рекорды. Но в годы Великой Отечественной войны ставкой оказались жизнь и судьба Родины. И лучшие атлеты страны плечом к плечу, рука об руку смело шли в бой и бросались на врага, приближая день Великой Победы.

Сергей КАНАШИЦ, "Советская Белоруссия", 08.05.2020